Счетчик

Читайте так же:

09.02.2018 12:17

Эту психологическую драму по пьесам «Звук шагов» и «Последняя лента Крэппа» выдающегося ирландского драматурга Сэмюэля Беккета, лауреата Нобелевской премии по литературе за 1969-й год, классика-авангардиста, поставил Камран Шахмардан, азербайджанский и финский режиссёр, в рамках совместного проекта Кузбасс – Финляндия.
В мае этого года на Международном театральном фестивале «Чёрное и Белое» в финском городе Иматра, генеральным продюсером которого является Шахмардан, наш театр показал спектакль «Целлофан», и актриса Наталья Юдина была удостоена Гран-при в номинации «Лучшая женская роль». Тогда и возникла идея совместной постановки, ныне блестяще реализованной.

После спектакля Камран – мастер предпочитает демократичное обращение – рассказал о себе, о театре, о работе с кемеровскими актёрами.
– Камран, половину из своих 40 лет вы прожили в родном Азербайджане. С детства снимались в кино, увлекались театром. Вы из артистической семьи?
– Нет, в семье я – белая ворона. Случай привёл меня в возрасте 10 лет на съёмочную площадку, дал сыграть главные роли в детских фильмах «Шкатулка из крепости», «Рыцари Чёрного озера», «Сигнал с моря»… Я храню номер журнала «Советский экран» с фото, где я на руках у Ролана Быкова, на фестивале в Артеке, и подпись под снимком: «Наше будущее». Есть люди, выбирающие профессию, а мой случай из тех, когда профессия выбрала меня.
– И вдруг – Финляндия?
– Не вдруг. Я уехал учиться на режиссёрский факультет Академии искусств в Стокгольме. Познакомился в Швеции с Катри, ставшей моей женой, эстонкой с финскими корнями. Она получила место работы – и мы уехали в Финляндию.
– Как всё складывалось в чужой стране?
– Не сразу, шаг за шагом. Создал студию, потом на её основе – частный театр, ставший муниципальным. Организовал городской театральный фестиваль, ныне имеющий статус Международного, в следующем году ему исполняется 10 лет, и я приглашаю кемеровчан со спектаклем «Беккет» на юбилейные торжества.
– Название фестиваля «Чёрное и Белое», какой смысл заложен в нём?
– В этом контрасте – божественный замысел противоположностей, первозданная заполняемость чистого листа, высшая, на мой взгляд, драматургия.
– Почему вас так притягивает драматургия Беккета, пьесы которого вы ставили в Азербайджане, Финляндии, Швеции, и почему театр абсурда стал предметом вашего пристального изучения?
– Беккет глубок, бесконечен, честен. Я не против развлекательной функции театра, лёгких комедий. Но сегодня времена не финансового кризиса, а кризиса интеллекта и вкуса. Театр Беккета пробуждает душу. Он не даёт ответа на вечные вопросы – держит только паузу сопереживания человеку.
– Как вам работалось с нашими артистами?
– Счастье встретить таких мастеров, как Лидия Цуканова и Евгений Шокин. Ваши народные артисты – из последних могикан советской театральной школы с их мощью, глубиной, профессионализмом.
– Трудно не спросить вас о впечатлениях о городе, о Сибири…
– Знаете, я объездил полмира, а в Сибири не был никогда, но очень хотелось. Мне повезло узнать ваш красивый город, почувствовать настоящую Сибирь. Когда я шёл по волшебной красоты заснеженной улице Весенней, и сам весь в инее, а впереди видел великолепное здание театра – на этом морозе от восторга мне становилось жарко.

 


Источник: Melnes.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить