Счетчик

Читайте так же:

11.01.2018 13:45

«Счастье зависит от нас самих!» — провозгласил Люцилий Анней Сенека, воспитатель императора Нерона, известный философ стоической школы, рожденный в 3 году до Рождества Христова. Кстати, он первым поставил преподавание ораторского искусства на почетную высоту, высказав, что не должно считаться презренным преподавание того, учиться чему почетно.
Мать Сенеки, Гельвия, происходила из знатного испанского рода, подарившего Риму в свое время величайшего оратора Цицерона.
Лучшим из дошедших до нас произведений философа справедливо считаются его письма к Люцилию, сицилийскому прокуратору, человеку уже немолодому, но, судя по тону писем, младшему Сенеке, автору стихотворений об Этне и во всяком случае человеку очень образованному и не чуждому научных интересов.

В своих поучениях Сенека всюду гуманен и отлично понимает человеческие слабости, что делает его философию очень жизненной.
Сенека избегал тех схоластических тонкостей и софизмов, без которых не могли обойтись греческие стоики.
Его письма доступны даже для фельетона, и только обилие мыслей, а не трудность формы заставляет читать письма Сенеки понемногу, не сразу, чтобы хорошо усвоить их содержание и идеи.
«Счастье зависит от нас самих», — так утверждал Сенека, и к его словам нам стоит прислушаться.
Нерон приговорил Сенеку к «добровольной смерти». В ту эпоху почти каждый день приносил известия о смерти того или другого знатного римлянина, убитого по приказанию Нерона или умершего добровольно, чтобы не иметь необходимости умереть насильственно.
Сенеке было предоставлено «право покончить жизнь самоубийством».
Философ утешал друзей и уговаривал не плакать, напоминая об уроках стоической философии, проповедовавшей сдержанность и твердость во всем.
Он обратился затем к своей жене и умолял ее умерить свою печаль, не сокрушаться долго и позволить себе некоторые развлечения, смягчая горесть по утрате любимого мужа воспоминаниями о его жизни.
Паулина протестовала, уверяя, что смертный приговор касается их обоих, и тоже велела открыть себе жилы.
Нерон не имел причин ненавидеть Паулину и, боясь, чтобы ее смерть не свидетельствовала лишний раз о его жестокости, велел спасти ей жизнь.
Ей перевязали жилы, и она прожила еще несколько лет, свято чтя память мужа, который учил:
«Никогда не считай счастливым того, кто зависит от счастья. Кто ищет радости во внешних обстоятельствах, тот доверяется непрочному: радость, пришедшая извне, уйдет обратно.
То же счастье, которое возникло само по себе, верно и прочно, способно к дальнейшему развитию и достигнет высших пределов. Напротив, те блага, которыми восхищается народ, приходящи.
И хотя нельзя отрицать того, что они могут принести пользу или доставить наслаждение, однако, только в том случае, если они зависят от нас, а не мы от них.
Все дары судьбы полезны и приятны лишь в том случае, если, имея их в своей власти, мы имеем также в своей власти и самих себя, а не сами находимся во власти вещей.
Ошибаются, о Люцилий, те, кто думают, будто судьба посылает благо и зло.
Она дает нам только источник блага и зла, только зародыш вещей, которые уже в нас развиваются во благо или зло. Ибо душа наша сильнее всякой судьбы. Она сама обращает дарованные ей вещи в ту или другую сторону, и она одна является причиной счастливой или несчастливой жизни».
Что же представляла из себя семья в Древнем Риме в то время, когда Сенека провозгласил: «счастье зависит от нас самих!»
На протяжении почти всей римской истории мужья обладали абсолютной полнотой власти над женами, сменяя в этом отцов, полностью распоряжавшихся своими дочерьми до замужества. Законы Рима гласили, что брак существует исключительно ради деторождения, а также ради того, чтобы неделимой оставалась семейная собственность. Много веков спустя Римское право легло в основу английского законодательства, и хотя суровость наказания за его нарушение была ослаблена, за мужьями все равно сохранялись очень большие права.
Как и в Афинах, муж в Древнем Риме имел право убить жену, не выполнявшую своих супружеских обязанностей или нарушавшую строгие правила поведения. Римское право разрешало карать женщину смертью, если она изменила мужу, выпила специальное средство, чтобы прервать нежелательную беременность, или подделала ключи винного погреба мужчины. Пить вино римским женщинам строго-настрого запрещалось, так как считалось, что каждая женщина, неумеренно пьющая вино, закрывает сердце для добродетелей и открывает его порокам.
И все же как раз в это время было сказано: «Счастье зависит от нас самих». Подумайте на эту тему.
«Счастье зависит от нас самих» — мы не должны забывать об этом ни на минуту. Все блага должны зависеть от нас, а не мы от них! Но каждый задается вопрос: «как стать счастливой«.
Я возьму на себя смелость и прокомментирую слова римского философа. В самом деле, если мы думаем о счастье, мы чувствуем себя счастливыми. Если нас посещают грустные мысли, мы печалимся. Мы потерпим фиаско, если будем постоянно думать о преследующих нас неудачах. Заметьте, я не ставлю ваши семейные проблемы особняком, потому что уверен, что они являются частью комплекса ваших проблем.
Жизнь сложна, но я хочу, чтобы вы выработали к ней положительное отношение. Положительное — не значит упрощенно-оптимистическое. Вам не следует забывать о ваших проблемах и откладывать их на «потом».
Нам следует заботиться о решении своих проблем, но не проявлять беспокойства по их поводу. Вы чувствуете разницу?
Заботиться — это значит осознавать, в чем заключаются наши проблемы, и спокойно принимать меры к их решению. Проявление беспокойства — значит бесконечное «пиление опилок», которое может довести самого крепкого человека до ворот сумасшедшего дома.
Попробую проиллюстрировать свою мысль примером. Всякий раз, когда мы переходим одну из нью-йоркских улиц, мы заботимся о том, чтобы не попасть под машину, но это не значит.что мы мечемся в потоке машин, как неразумное животное. Мы остаемся совершенно спокойными, и именно это спокойствие и разумная забота позволяют сохранить нашу жизнь.
Даши мысли определяют особенности нашей личности.
Наше отношение к жизни определяет нашу судьбу..
Выбор правильного умонастроения —. это чуть ли не единственная проблема, с которой нам приходится иметь дело.
От всего этого можно избавиться! Я это знаю! Я в этом убежден!
Я наблюдал невероятные метаморфозы жизней людей. Я наблюдал это сотни раз, поэтому они уже не удивляют меня, а только подтверждают правильность сделанных выводов.
И я вновь обращаюсь к Сенеке.
«Злой все обращает во зло, хотя бы в его распоряжение были даны лучшие блага; напротив, здравый и прямодушный исправляет ошибки судьбы, смягчает несчастье и горести умением их переносить; принимает удачу скромно и с благодарностью и переносит бедствия терпеливо и мужественно.
Тот, кто мудр и все делает после зрелого размышления, никогда не попытается сделать что-либо, превышающее его силы. Только на долю того, кто приготовился против всяких случайностей, выпадает неуязвимое, вне угроз судьбы лежащее благо.
Обратишь ли ты внимание на других людей (ибо легче быть судьей в чужих делах) или представишь самого себя пользующимся милостями судьбы, — ты убедишься и поймешь, что ни один из желательных и дорогих для нас даров судьбы не может быть полезен, если не быть готовым к мысли о непрочности судьбы и даров ее.
Потому, при постигающих тебя бедствиях, повторяй себе почаще и без всяких жалоб: о «боги судили иное».
Человек, настроенный на такие мысли, застрахован от всяких случайностей. Для того чтобы настроить себя так, достаточно иметь в виду всю непрочность земных вещей, прежде чем придется испытать ее на себе».
Я глубоко убежден, что наше душевное спокойствие и радость бытия зависят от нашего умонастроения.
Великий философ-стоик Эпиктет предупреждал, что нам следует уделять внимание устранению вредных мыслей из головы более, чем удалению «опухолей и нарывов, появляющихся на нашем теле».
А французский философ Монтень сделал девизом своей жизни следующие семнадцать слов:
«Человек страдает не столько от того, что происходит, сколько от того, как он оценивает то, что происходит».
Могу предложить вам чисто практическое упражнение, которое должно обязательно помочь вам избавиться от вредных мыслей и гнетущих ощущений. Лучше всего делать это упражнение вечером, сидя лицом к окну. Середину груди, переднюю поверхность шеи, лоб и ладони можно натереть душистым лавандовым маслом. Сосредоточьте внимание на области сердца. Представьте, что в груди у вас отверстие, вы ощущаете в этом месте тупую боль и жжение. Вдохните, а при выдохе попытайтесь вообразить, что воздух выходит через это отверстие в груди и из него вырывается что-то темное, вроде дыма.
С каждым выдохом темного становится все меньше, боль в груди утихает и появляется ощущение «сквозняка в груди». Когда вы почувствовали приятный холодок — это значит, что вредные мысли и гнетущие ощущения, которыми вы отравляли себе сердце, ушли. Посмотрите в окно на темное небо, на звезды и луну, на огоньки в окнах ваших соседей — ваше умонастроение станет положительным, вы почувствуете любовь ко всему живому.
Мы с вами продолжаем рассуждать о том, как сделать вашу семейную жизнь более счастливой.
Примите к сведению, что быть страдальцами могли позволить себе лишь классики мировой литературы, облекавшие свои чувства в изящную форму. Мы же, обычные люди, выглядим не слишком привлекательно для окружающих, если постоянно жалуемся на проблемы в личной жизни.
Решите, чего вы хотите в жизни: «небесной страсти» и страданий или спокойной, доброй, теплой семейной атмосферы и нормальных человеческих отношений. И то и другое совместить не удается.
Я знаю немало женщин и мужчин, которые создали семью, не испытывая к друг другу «небесной страсти». И что же? Они получали тепло и стабильность.
Когда у мужчины постоянно не требуют проявлений неземных чувств, он благодарен вам за теплоту душевного разговора, за заинтересованность в его работе и общественной, за приготовленный ужин, за понимание и спокойную, благожелательную атмосферу. И женщина всегда будет благодарна за внимание, за заботу и ласку.
Я не могу однозначно сказать, к чему стоит стремиться в жизни: к «небесной страсти» или к спокойному, рациональному браку.
Много лет назад я прочитал небольшую книгу, которая оставила неизгладимый след в моей жизни. Ее написал Джеймс Лейн Аллен, а называлась она «Как человек думает». Вот что там сказано.
«Человек обнаружит, что когда он изменяет свое отношение к вещам и к другим людям, то они тоже изменяются по отношению к нему…
Стоит человеку радикально изменить свои мысли, и он с удивлением увидит, как быстро меняются материальные условия его жизни.
Люди притягивают к себе не то, чего они хотят, а то, чем они являются. Божество, определяющее наши судьбы, заключается в нас самих. Оно — наша подлинная сущность.
Все, чего человек достигает, является результатом его собственных мыслей…
Человек способен подняться, одержать победу и достичь успеха, только возвысив свои мысли. Он может остаться слабым, жалким и несчастным, если только откажется возвысить свои мысли».
Вы никогда не задумывались над тем, что львиную долю своих проблем создаем мы сами? Более того, мы часто навязываем эти искуствен-но созданные проблемы своим близким, а это уже никуда не годится.
Своей мнительностью и излишим беспокойством мы зачастую отравляем жизнь близким людям. Вот что писал Сенека своему другу Люци-лию:
«Жалок тот, кто тревожится за будущее, и несчастен ранее самого несчастья тот, кто заботится, чтобы приятное ему осталось с ним до конца. Всегда такой человек тревожен и в тревоге за будущее теряет то настоящее, которым мог бы наслаждаться. А между тем боязнь утраты не менее тягостна, чем сама скорбь по утрате.
Из этого еще не следует, что я рекомендую тебе полную беззаботность: не мешает устранять опасности. Что можно предвидеть умом — следует предвидеть. Старайся за много вперед угадать опасность и отклонить ее. Для этой самой цели тебе много послужит твоя твердость и твой ум, закаленный в перенесении всяких бедствий.
Кто может переносить несчастья, может все-таки остерегаться их. Он не беспокоится только во время истинного спокойствия. Ибо нет ничего горестнее и нелепее, как бояться вперед.
Истинное безумие — предвкушать зло. Скажу, однако, короче и в нескольких словах охарактеризую тебе несчастье тех вечно тревожных и несносных для самих себя людей, которые столь же нетерпеливы в самих бедствиях, как и раньше их: кто печалится раньше времени, страдает больше, чем мог бы страдать. Та слабость, которая не давала ему дождаться наступления несчастья, не дает ему возможности и оценить его.
В своем неразумии он не воображает, что ему на долю выпадает вечное счастье, что все, чего он достиг, должно не только сохраниться, но и приумножиться, и забыть о колесе фортуны, вращающей все земные дела, он воображает, что на долю его выпали непреходящиеся блага.
Прекрасно сказал Метродор в том письме, в котором он утешает свою сестру в потере любимого ею сына, что всякое благо смертных смертно.
Здесь он говорит, конечно, о тех благах, которые обыкновенно привлекают людей. Ибо истинные блага — мудрость и добродетель — не умирают, но вечны и прочны. Они единственное бессмертное — доступное смертным.
Но люди так слабы и так часто забывают, куда идут, что волнуются по поводу отдельных дней, что недовольны, если теряют что-либо, хотя должны будут со временем потерять все. Все, чем ты владеешь, — только у тебя, но не твое».
Я знаю одну женщину из Калифорнии, которая чувствует себя самой несчастной.
Если вы спросите ее, как она себя чувствует, она ответит: «У меня все в порядке», но выражение ее лица и страдальческие интонации говорят: «О, Боже, если бы вы только знали, как мне тяжело!»
У собеседника создается впечатление, что она осуждает его за то, что он смеет быть счастливым в ее присутствии. Она уже старая, и к тому же вдова. Признаю, что это печальное обстоятельство, но муж оставил ей достаточно денег по страховому полису, чтобы она не нуждалась до конца дней своих. Ее замужние дочери всегда могут позаботиться о своей матери и приютить ее. Сотни женщин находятся в худшем положении, чем она. Но я редко видел ее улыбающейся. Она жалуется на все что можно: ее зятья скупые, эгоистичные и жестосердные люди. Дочери никогда не делают ей подарки. При этом она сама тайно копит деньги «на старость».
Эта женщина отравляет жизнь себе и своим несчастным детям. Разве должно так быть? Если бы она только захотела, то из несчастной озлобленной старухи превратилась бы в уважаемого и всеми любимого члена семьи. Для этого надо только одного: захотеть быть счастливой и изменить свое отношение к окружающей действительности. Ведь наше счастье зависит от нас самих!
Сенека учил находить утешение даже в утратах. Он поистине был великим философом!
«Непрочному не дается ничего прочного, хрупкому, — ничего вечного. Наша гибель так же неизбежна, как и наши потери, и если пораздумать, то именно в том, что мы сами должны погибнуть, должно заключаться утешение в наших утратах.
Еще более верное утешение заключается в том, чтобы помнить о потерянном и не терять плодов, принесших нам отнятым у нас предметом. Ведь можно отнять то, чем владеем, но нельзя уничтожить того факта, что мы имели его.
Кто, потеряв, считает, что ничем не обязан за то, что получил, тот неблагодарен. Самая вещь может быть отнята у нас, но она оставила свои плоды и принесла свою пользу, а их мы можем потерять, только бесплодно тоскуя по утрате.
Помни также, что из всего того, что тебе кажется ужасным, нет ничего непреодолимого. Кое-что из этих ужасов уже преодолели раньше различные люди: Муций победил силу огня, Ре-гуль — креста, Сократ — яда, Рутилий — ссылки, Катон — смертоносного оружия.
И мы можем победить кое-что. Напротив, то, что чернь считает славным и завидным, многими было презрено. Фабриций, в качестве полководца, презрел богатства, а в качестве цензора осудил их.
Туберон, найдя, что бедность приличествует ему и Капитолию, устроил общественный пир на глиняной посуде и этим указал, что люди могут довольствоваться глиной, если сами боги не брезгуют ею.
Секстий отклонил от себя почести, и хотя по своему рождению он должен бы был стремиться к общественным должностям, отказался принять от императора Юлия сенаторскую тогу, ибо отчетливо понимал, что то, что дается, может быть и отнято. И мы можем сделать нечто возвышенное; послужим и сами примером для других.
Зачем отчаиваться? К чему унывать? То, что могло быть сделано однажды, может быть сделано и еще раз. Надо только усовершенствовать свою душу и следовать природным влечениям. Ведь страсти, страх и служение вещам свойственны только людям, уклонившимся от природы.
Надо вернуться на истинный путь, надо вполне исправиться. И мы воспрянем духом, и тогда все бедствия, какие только могут случиться, будем переносить бодро и будем смело бороться с судьбой, говоря ей: «Тебе приходится иметь дело с мужественным человеком. Посмотрим, кто победит».
Давайте бороться за наше семейное счастье на основе оптимистического конструктивного мышления.
Давайте вспомним следующие слова Уильяма Джеймса: «Многое из того, что мы называем злом… часто можно обратить в бодрящее и вдохновляющее добро путем простой перемены умонастроения страдающего — от страха и отчаяния следует перейти к борьбе».
Так будем бороться за наше счастье! Начнем с сегодняшнего дня.
Уже то, что вы держите в руках эту книгу, свидетельствует о вашей решимости добиться успеха!
Итак: наше счастье зависит от нас самих. Осознайте это в полной мере и приступайте к действию. Измените свое умонастроение и отношение к окружающей вас действительности.
Помните:
Все, чего человек достигает, является прямым результатом его собственных мыслей.

 


Источник: Melnes.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить